?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сегодня пришлось многое отложить и заниматься Сигалом.
О нём я узнал из книги Вятровича Історія з грифом «Секретно» : Нові сюжети — Київ: Видавничий дім «Києво-Могилянська академія», 2012.
Краткое изложение истории Сигала в версии Вятровича помещена в Википедии.
Скопируем её.


Хаим Исаакович Сигал (Сыгал; укр. Хаїм Ісакович Сигал), псевдонимы — Кирилл Николаевич Сыголенко, Кароль Ковальский (27 марта 1904, с. Лещатов близ Львова, Австро-Венгрия19 июня 1952, тюрьма г. Ровно) — военный преступник, коллаборационист, казнённый за участие в истреблении мирных граждан.

Биография

Родился в еврейской семье на Львовщине. Родители — Исаак и Дебора Сигал. Имел 5 братьев и 2 сестры.

В 1941 году, выбравшись из окружения, попал в партизанский отряд. Его семья была эвакуирована на восток, и о её судьбе он в дальнейшем ничего не знал.

Оказавшись в плену, выдал себя за украинца по имени Кирилл Николаевич Сыголенко. В первый раз немцы опознали его как еврея, однако он бежал на территорию, где действовала Полесская сечь Тараса Бульбы-Боровца, где вновь выдал себя за украинца под тем же именем и стал служить в Полесской сечи. Вскоре стал адъютантом Бульбы-Боровца и редактором газеты «Гайдамака». Завёл новую семью, женившись на Елене, дочери священника М. А. Симоновича[uk], видного деятеля националистического движения. В браке родилась дочь.

Поначалу, по свидетельству Бульбы, Сигал-Сыголенко защищал евреев перед немецким командованием, а во время облав даже скрывал у себя некоторых[1]. Однако после того как Бульба-Боровец утратил доверие немцев и его формирования перешли на полуподпольное положение, устроился работать в немецкую полицию. С 1942 года служил комендантом полиции города Дубровица, где под его руководством было убито более 500 местных евреев. По свидетельствам других полицейских, лично убивал детей.

В 1945 году обосновался в Потсдаме под польским именем Кароль Ковальский, после войны вступил в местную еврейскую общину. С 1946 года — сотрудник советского морского агентства, однако арестован 17 января 1947 г. за спекуляцию, вышел на свободу в январе 1950 г. Пытался выехать в США, но ходатайство было отклонено по причине болезни жены.

В 1951 году был в процессе рассмотрения ходатайства об эмиграции в Израиль вместе с семьёй, однако был опознан одной из выживших жертв и арестован 11 мая. Перевезён в Ровно и казнён 19 июня 1952 года.



В книге, а она похожа на сборник былин "Одна бабушка сказала", нет сносок и она далека от академического уровня. Это красноречиво характеризует этого учёного.
Приведу только одну байку из историй о Сигале, не вошедшей в избранное о нём в Вики.
Согласно Вятровичу, меламед (учитель) Сигал с приходом немцев бежит с родной Львовщины в Киев и там его, западенца (!), назначают ... (сядте поудобней!)
ни много ни мало, назначают начальником штаба 8 батальона 1 партизанского полка войск НКВД (с. 95)! О как.  Потом он оказывается в плену и уже далее этот опереточный герой в изложении Вятровича делает блестящую карьеру у атамана Тараса Бульбы-Боровца.

Ну всё это ещё можно терпеть и смеяться, но вот он якобы становится комендантом полиции Дубровиц (они назывались Домбровицами у евреев) и лично стреляет евреев. И тут у автора возникают проблемы. На его беду около 500 евреев из этого местечка бегут в леса, и около 50 из них доживают не только до победы, но и до Израиля. (Сталин выпускает польских евреев в 1946 и многие сразу едут строить государство в Земле Обетованной) Там в 1964 они выпускают книгу на иврите и идиш "Домбровицы", где подробно вспоминают об этих событиях. Я нахожу эту книгу и читаю.


Итак, оттуда и из многотомной энциклопедии Яд Вашема "Пинкас Кегилот" мы знаем, что гетто в Домбровицах попало 4327 евреев. В августе 1942 гетто собирались ликвидировать, для чего отправить евреев поездом на расстрел в город Сарны. Из собравшихся около 1500 попытались бежать. Немцы и украинская полиция по ним стреляли. Среди 500 убежавших (и часто выжить им помогали поляки и русские субботники жители - вот о чём надо писать Вятровичу) молодые парни становятся бойцами. О них, кстати, пишет и Шмуэль Спектор в своей книге о евреях - партизанах Волыни. 11 бывших узников Дубровиц создают отдельную боевую группу, которая мстит немцам и бульбашовцам. Вместе с другими партизанами под командованием Максима Мисюры (о нём, увы, написано мало, а его боялись все колоборанты Ровинщины - "Со щитом и мечом", Каменяр; Львов; 1988), они громят гарнизон в Дубровицах.  Эта группа проводила операции и совместно с отрядом Фёдорова. Среди них был врач Давид Эрлих - очень известный среди партизан. Попутно отметим, что Вятрович создаёт положительный наратив Бульбы-Боровца. А между тем он по лесам охотился за бежавшими евреями (несколько  сот из них стали его жертвами) и партизанами согласно свидетельству командира Пинхаса Неймана. В 1943 его самого раненого вывезли на самолёте через фронт, а потом он вернулся. За это время его группа слилась с отрядом Мисюры им. Ворошилова . В отряде было 70 евреев. И никто, Никто из выживших не упоминает имя Сыгаленко- Сигаля !

В книге Вятрович демонстрирует обложку дела МГБ на Сигаля, арестованного 11 мая 1951 г. , т.е. в разгар борьбы с еврейским космополитизмом. Возможно дело на него было состряпано - хотели кого-то крупного зацепить. Например, в том же году был арестован заместитель начальника 2-го Главного управления (контрразведка) МГБ СССР генерал-лейтенант Леонид Райхман, сделавший разведчика из Николая Кузнецова. Тогда же были арестованы другие сотрудники госбезопасности еврейского происхождения (генерал Н. И. Эйтингон, полковник Л. Л. Шварцман и другие). Все были обвинены в организации «националистического еврейского заговора», руководимого министром госбезопасности В. С. Абакумовым.
Казалось, был бы Вятрович историком, мог бы разобраться, где правда, где ложь. Но нужно это было ему?

Многое объясняет написанное в Вики о нём:

Книгу «Отношение ОУН к евреям: формирование позиции на фоне катастрофы» (оригинальное название: Ставлення ОУН до євреїв: формування позиції на тлі катастрофи) критиковали Джон-Пол Химка, Тарас Курило[3], Пер Андерс Рудлинг[4] и Гжегож Россолински-Либе[5]. Учёные утверждают, что автор пытается оправдать преступления ОУН в отношении евреев[4][5][6]. По мнению Курило и Химки, книга не очень помогает разобраться в событиях и искажает историческую правду. Тем не менее, в ней есть интересный материал для дальнейших исследований[7].

Книгу «Вторая польско-украинская война. 1942−1947» (оригинальное название: Друга польсько-українська війна. 1942−1947) тоже критиковали историки: Игорь Ильюшин[8], Андрей Портнов[9], Гжегож Мотыка[10][11], Анджей Земба[12], Пер Андерс Рудлинг[13], Гжегож Россолински-Либе[5], А. Л. Сова[14]. В этой работе Вятрович интерпретирует события 1939−1947 годов, в том числе Волынскую Резню, как войну между поляками и украинцами. Портнов пишет, что Вятрович пытается доказать непричастность лидеров ОУН к уничтожению поляков и, что Волынская резня была стихийным восстанием украинских крестьян.[15] Портнов называет эту книгу политически заангажированой. Мотыка, Рудлинг, Россолински-Либе утверждают, что Вятрович в случае с поляками использует риторику и игнорирует факты также, как и в теме уничтожения евреев[16][5][17]. Рудлинг рекомендует читать книгу только для знакомства с явлением ревизионизма. Мотыка и Сова утверждают, что книга полезна для изучения истории СС-Галичины и судьбы украинцев в Польше в 1945−1947 годы, но в целом неудачна[18].

С критикой Вятровича выступал историк Колумбийского университета Тарик Сирил Амар, сравнивая его работу о Шухевиче с пропагандой[19]. Амар писал, что Вятрович игнорирует роль ОУН(б) в Холокосте на Украине[19].

Профессор Парижского университета Дельфин Бештель относит Вятровича к представителям новой радикальной школы украинских историков, перед которыми правительство с момента прихода к власти Виктора Ющенко поставило задачу опровергнуть участие ОУН и УПА в Холокосте на Украине[20]. Над этой задачей, по её словам, работают управляемые государством организации: Институт национальной памяти, «Центр исследований освободительного движения» и Служба безопасности Украины[20].

Исследователь Оксфордского университета Уиллем Блэкер, анализируя деятельность музея «Тюрьма на Лонцкого» и «Центра исследований освободительного движения», называет Вятровича известным националистическим историком[21]. Блэкер обращает внимание, что в экспозициях музея, на территории которого убивали евреев во время львовского погрома 1941 года, замалчивается участие ОУН в этом погроме[21]. К националистам относит Вятровича историк Джон-Пол Химка, комментируя интервью Вятровича, в котором тот оправдывал убийства поляков украинскими националистами[22].

Польский историк Гжегож Грицюк называет работу Вятровича о Волынской резне «весьма далекой от достойного уровня традиционной (и даже постмодернистской) историографии и методологии», отмечая, что автор повторяет лживую версию, появившуюся в 1943 году[23].




Так что превращение Сигаля в разменного коня очень характерно для Вятровича. Вообще в вопросе отношения с евреями

Украинский институт национальной памяти

пошёл по пути аналогичного института в Польше. Об одной его фальсификации я писал здесь.

Мой совет:

poisk

Profile

raiskiy
Записки родовитого космополита

Latest Month

Февраль 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Akiko Kurono